Терапия

Главная » Телесно-ориентирован... » Танцевальная психоте...

24.11.09Танцевальная психотерапия

Системы телесно-ориентированной психотерапии и психотехники

Танцевальная психотерапия

Для целостности человеческого существования особое значение имеют взаимоотношения тела - духа - психики. Еще Айседора Дункан считала, что танец - это выражение «духа», что он вдохновлен природой. Дух - это жизненный принцип в человеке, это принцип сознательной жизни, это посредник между телом и душой. Дункан хотела все, что может угнетать душу, высвободить через тело. Она считала, что "в теле должна обитать свободная душа". Человек будет танцевать, и тело "воскреснет после ста лет забвения цивилизацией", но не одно тело и не в войне с душой и духом, а в блестящей гармонии. В этих мыслях Дункан предчувствовала сущность танцевально-двигательной терапии (ТДТ).

К этому времени повысилось количество душевных расстройств, и уже имелись подходы, которые учитывали взаимосвязи нашей психики и экспрессии тела, искались методы использования этих идей. На этом же пути находился Станиславский (для актеров), Ж. Далькроз (для певцов). В конце прошлого века начался расцвет физической культуры. Все виды спорта и лечебных гимнастик шли по континенту из Швеции и Англии, наводняя его новыми идеями и методами; это был как бы крестовый поход против старого изречения "mens sana in corpore sana" (в здоровом теле здоровый дух). Ритмическая гимнастика и танец стали взаимозаменяемыми понятиями. Вероятно, общественная обстановка декаданса вызвала повышенный интерес к культуре тела.

Несомненно, эти «волны» способствовали вместе с различными танцевальными экспериментами тому, что XX век стал предназначен для танца во всех его проявлениях. При этом познание психосоматического, всех взаимоотношений развития тела и души не ново. Уже в 1435 году, в эпоху Ренессанса, Леон Баттиста Альберти писал, что "движение души можно познать через движение тела".

Целительная сила рук играла большую роль уже у примитивных народов, у древних египтян, в Азии, у римлян; последние имели особое название для пальцев целителя - diqitus medicus. Многие знают о знаменитом немецком враче XIX века Фридрихе Антоне Месмере, который размышлял о природном магнетизме в людях и о неопределенной силе, которая струится из пальцев и может иметь целительский эффект. Как указывает Ветхий Завет, когда на больном лежат руки благочестивого, через него проходит "святой дух". И не будет осквернением святыни, если сравнить с этим работу терапевта, который медленно совершает своими руками «чудо» с психически больными людьми, присоединяя их через ритм движения к ритму жизни.

Можно назвать наше столетие веком психологического просвещения, существенным моментом в становлении ТДТ. Движение не осуществляется за один миг, внезапно. Много камней нужно снести в одно место, чтобы построить здание. Известно, что каждый человек имеет внутри себя музыку, которую не всегда слышит. Музыка — это ритм, и каждый человек имеет определенный индивидуальный ритм, он неосознанно включен в него, и в то лее время этот ритм не остается скрытым от других людей. Мы все обладаем ясно очерченной жестикуляцией, которая характеризует наши образцы поведения, наши мысли и чувства, выражает наши реакции.

Движение пришло от музыки (внутреннего ритма). Примитивные народы имели свое средство выражения — свое тело, которое «примеряло» ритмы природы и космоса.

ТДТ в США поддерживает идею первоначальных, сильнейших импульсов и обращается к необычным феноменам в развитии современного танца 40-х годов. Танец босиком, в прямом контакте с землей (возвращение к танцу первобытных людей), — он был первоначальной силой открытия внутреннего Я, он вел к возникновению чувств или состояний души. Такой танец направлен на артистическое самовыражение внутренних конфликтов человека, он ведет к устранению собственных проблем танцора, заключенных в танце.

Этот незначительный момент в развитии танцевального искусства стал подлинной отправной точкой для ТДТ. Взаимоотношения между психическими трудностями и телесным языком можно рассматривать как путь, с помощью которого естественный динамический ритм движения будет включаться как средство изменения, особенно для людей с трудностями в вербализации.

Каждая телесная форма выражения (телодвижение) может быть средством движения человеческих душ.

Мы все бегаем с маской, нашей «персоной», как ее называл Юнг, при помощи которой мы желаем презентировать себя миру, и которая одновременно служит защитой от него. Танцтерапевт интересуется людьми, которые эту защиту нашли и не могут в этом мире показать свое истинное лицо.

Движение выражает не только эмоции, оно способствует возникновению чувства благополучия или самооздоровления, так что движенческая характеристика представляет собой неизбежную реакцию чувств.

Не каждый пациент принимает, признает ТДТ немедленно. По-видимому, необычность отпугивает и страшит, хотя одновременно это кажется естественным, само собой разумеющимся. Боязнь, страх и скепсис часто должны медленно преодолеваться. Бывает так, что пациенты, которые ранее были на психотерапевтическом лечении и привыкли к вербальной коммуникации с лечащим врачом, часто оказывают сопротивление. Если пациент не может принять определенный вид групповой терапии, то он все же может согласиться на общую терапию. В этом заключается важная функция терапевта: устанавливать взаимодействие и взаимовлияние с пациентом, который изолируется и некоммуникативен. Аспект выражения во многом соответствует своему социальному потенциалу. Можно надеяться, что через совместный, коллективный опыт, когда чувства выразятся в движении, у пациентов разовьется или появится чувство солидарности, принадлежности группе. Установлено, что пациенты, которые не могут переносить поведение некоторых других людей, могут терпеть его в группе, а свой страх, ярость, заботу или отвращение через движение выражают лучше. Также важно, что пациент, находясь в совместном ритмическом действии, неосознанно открывает, как он может идентифицироваться с чувствами других, причем эти чувства проявляются через движение.

Также важна проблема организации в движении взаимодействия между терапевтом и пациентом. Это проявляется прежде всего в индивидуальной терапии, в которой терапевт имитирует движения пациента и из этой двигательной имитации направляет пациента на новый путь, открывает ему другие возможности выражения. Пациент воодушевляется, он лучше знакомится со своим телом, потому что только то, что знаешь, — можно любить. Больной открывает свою собственную неповторимую индивидуальность. Напряжение через ритмическую активность редуцируется, циркуляция крови увеличивается, поэтому наступает нормальное мышечное напряжение, чувство приятной усталости и что-то еще, что можно увидеть как побочный продукт ТДТ.

Замечено, что эмпирический опыт направляет каждого танцтерапевта к своим индивидуальным установкам и методам. Считается, что специализация в определенной области (например, работа со слепыми, наркоманами или беременными) может привести к большому успеху. Подавляющее большинство всех танцевально-терапевтических сессий представлено групповой терапией. Для терапевта всегда остается существенное задание: воспринять и удержать каждую деталь движения внутри группы, однако, при этом необходимо одновременно познавать и каждое аутичное, не-выявленное движение, которое и выражает проблему.

Без содействия пациента терапевт может потерпеть неудачу. Терапевт может направлять отдельные выключения единства группы (групповую динамику) в зависимости от того, какие методы он использует.

Танцтерапевты используют музыку и звуки. Существует мнение, что каждый звук, издаваемый пациентом, можно рассматривать как его личностное выражение. Каждое музыкальное произведение с его определенным ритмом создает ограничение, оно навязывает пациенту определенное настроение (мы можем думать только о вальсе или о польке). Некоторые терапевты допускают мысль, что все тело имеет память и что оно в своем движении через некоторое время и в каком-то возрасте уподобляется этому состоянию, и человек что-либо вспоминает. Установлено, что особенно часто выносится движущимся телом на поверхность сознания слезы.

Другие терапевты считают, что можно изменить в некоторой степени психический ритм пациента, когда он в состоянии изменить ритм своих движений. Это положение прорабатывала Труди Шооп. В своей книге "... приходи и танцуй со мной" она пишет: " Безжалостные повторения причудливых действий и движений, которые показывает тело психотических людей - тревожное зрелище. Я пробую вызвать доверие и войти в эту причудливую телесную форму. Я «связываю», соединяю свое тело с телом пациента. Когда я исследую его способ выражения, перенимаю его манеры, я могу лучше понять чувства, лежащие в основе этого выражения, и пациент со своей стороны чувствует себя понятым.
Танец обращается всегда к здоровой стороне человеческой природы, которая существует в каждом, даже больном или запущенном человеке. Каждый из нас вспоминает о времени, когда тело еще в «первородном» состоянии переживало свои собственные радости. Эта первоначальная радость движения лежит в танце, в разнообразных интенсивных формах танцевания (аэробика, шейпинг). Каждый, кто знает мир танца, знает как много радости может дать нам тело." Далее Труди пишет' "Поэтому я хотела бы возродить и исследовать врожденный талант тела к радости своего существования. Происходит исцеление душевных ран, когда я пытаюсь передать людям новые и позитивные чувства относительно собственного тела. Функциональные способности тела почти неограничены, когда это тело развивается без вмешательства извне. Мы все танцуем с грудного возраста до старости. Я пытаюсь сделать так, чтобы пациент всю палитру этого развития прожил. Когда он ползает, валяется, кричит, катается, баюкается, качается, бросает, берет, дает, прыгает, скачет, он узнает себя и мир. Во время выполнения этих возрастных, временных тем движения пациент может быть в первый раз догадывается, что он есть и кто он есть. Он начинает понимать, что это тело, которое ползает, прыгает, бегает, смеется или плачет — принадлежит ему. Шаткие и неопределенные картины (образы) тела начинают вырисовываться".

Теория Рудольфа Лабана: система усилий и форм — имеет большое значение и распространена с США. Эта теория основывается на наблюдении, что движения пациентов соответствуют их личностям и терапевт может записать движение почти также как записывают музыкальные ноты, которые можно потом считывать. На одной линии лежит интенсивность движения, его можно рассматривать как легкое или сильное, быстрое или медленное, директивное или недирективное. На второй линии рассматриваются пространственные элементы, вопросы использования пространства.

Здесь движения описываются как расширенные или ограниченные, возрастающие или убывающие, продвигающиеся вперед или отступающие назад. На третьей линии мы находим импульсы движения, которые Лабан увидел как ограниченные (связанные) или свободные, идущие от тела или к нему. Эти качества движений могут быть записаны довольно точно, они показывают как пациент ощущает себя и окружающий мир. В целом это г анализ движения позволяет увидеть характерные паттерны поведения пациента.

Клайре Шмайс, член американского терапевтического общества, рассказывала об одной группе подростков, с которой она работала и где она получила непосредственное впечатление об их поведенческой ярости. Бунт был подавлен. Как танц-терапевт она сделала тогда единственно правильный выбор: она кинулась с молодыми людьми в яростный танец. Они топали, ударяли, бросали свое тело в диком, первобытном, буйном ритме барабанов. Короткие выкрики поддерживали выполнение ее плана. Они звучали как дикие индейские вопли или греческий хор. Когда Шмайс кричала: "Нет!", группа ревела как эхо: "Нет!!" Хоровая импровизация продолжалась: "Нет — нет! Шоу — шоу! Да — да! Отгадай — отгадай!" В конце терапевт кричала им: "Вот бардак!" И ответом подростков был неистово буйный крик: "Вот бардак!" Потом подростки сели с ней на пол и начали откровенничать, говорили и говорили, и к концу установилось веселое настроение, игра в имена привела к полной разрядке напряжения.

Для Шмайс имеются важные линии направления или последовательности в ее сессиях, которые она обозначает так:

1. Warm — up. Период ориентации, разминка.
2. Entwicklung. Период развития.

Период ориентации

Пациенты учатся друг друга узнавать, что ожидают от них, что за человек — руководитель группы, от которого они в некоторой степени зависят. Появляются вопросы: Мое ли это? Стану ли я сотрудничать? Поймут ли меня? Примут ли меня? Когда руководитель набрасывает ясную, поддерживающую картину предстоящего, когда члены группы открывают нечто близкое в выражении, целях и проблемах — устанавливается атмосфера безопасности, медленно исчезает зависимость от терапевта, группа готова брать обязательства на себя. Авторитарный руководитель может дольше поддерживать неопределенное состояние, если группа ищет зависимости, или когда большая часть отказывается от своих историй, или проявляет неразумность.

Можно начать с объяснения, что означает танц-терапия. Образуется круг, звучит музыка с сильным ритмом. Сначала показываются, даются простые движения так, чтобы каждый мог повторить. Движения ритмично повторяются, терапевт может выйти из группы, может сконцентрировать внимание танцующей группы на себе или на взаимном наблюдении. Танцтерапевт поддерживает движение словесно. Он всегда наблюдает за тем, как человек движется. Терапевту лучше поощрять движение через вопросы: можете ли вы поднять руки? Как высоко вы можете их поднять? Можете ли вы ваши руки кому-нибудь протянуть? Ничего не нужно требовать, можно лишь намекать, близко касаться.

Через единство в движении забывается волнение, страх, через движение напряжение само уменьшается. Терапевт всегда в группе: то исчезает, то появляется, он признает себя частью группы. Вербальное не становится направляющим, в отличие от его движений, которые корректируются по движениям группы, которые задают тон, как легко, как долго, как нужно развивать сложную хореографию. С развитием танцевальной фразы занимается все больше пространства, и члены группы ищут друг друга глазами, словами, руками. Они соприкасаются, трогают в конце концов друг друга и примыкают к общей картине движения вместе.

Период развития

Акцент смещается от фигуры лидера к членам группы, интерес направляется на частности. Терапевт поддерживает каждое индивидуальное движение или формирование маленькой группы внутри группы. Индивидуальные вспышки злости, ярости, депрессии и чувства одиночества становятся для терапевта метками для работы, которую вся группа понимает и принимает. Обычно существует определенная последовательность в появлении эмоций в группе. За депрессией мы находим злость. Затем, при повышении интенсивности, проживается гнев. И члены группы готовы признавать свои потребности в зависимости и свои стремления к человеческой близости. Часто с успехом применяется соединение движения и вербальной коммуникации. Существенной задачей терапевта всегда остается способствовать тому, чтобы люди выражали свои чувства, чтобы достичь реалистичной концепции своего телесно-психического образа или просто получить облегчение и радость самому, через собственную радость и опыт.

Вольтер Сорелл, "Танец как терапия". Сборник "Танцевально-двигательная терапия", Кострома 1995.  Перевод с немецкого А. Андреевой

Текст статьи взят из хрестоматии "Свободное тело" (редактор - составитель Владимир Баскаков), найденной в свободных источниках сети Интернет.


Опубликовал: therapistКомментарии(0)

Поделись с друзьями!

Комментарии

Добавить комментарий

  • Имя Фамилия:
  • E-Mail:
  • Заголовок:
  • Текст (255 символов):

Полезные ссылки:

Рубрикатор книг



telo.by - телесно-ориентированная терапия, энергоинформационная медицина

Методика оздоровления и омоложения Анкхара

Rasstanovki.by - системные расстановки по методу Берта Хеллингера. Семейные, структурные, организационные расстановки.
Рейтинг@Mail.ru