Терапия

Главная » Телесно-ориентирован... » Джеймс Кепнер: Телесн...

30.11.09Джеймс Кепнер: Телесный процесс - подход "личность как целое".

Джеймс Кепнер
Телесный процесс
Подход "Личность как целое"

И то, что едино и просто по своей природе, человеческая извращенность разделяет, и когда человек старается получить часть того, что не имеет частей, он не получает ни части его , которая есть ничто, ни целого, которым он завладеть не может.
(Боэций, 1963 с72)

Отделение тела от "Я" (self) и усугубление отделения тела и психики есть ни что иное, как адаптация к стрессовым явлениям в жизни, которые мы ощущаем физически. Личность - это целое, но мы ощущаем себя состоящим из частей. В этом делении себя на части "Я"(1) обычно индентифицируется с психическим функционированием (рождением мыслей , образов и т.д. ), а те аспекты телесного опыта, которые являются проблематичными и угнетающими, мы ощущаем, как нечто происходящее за пределами нашего "Я". Те неудобства, которые мы испытываем, являются результатом разделения на его "Я" (self) на части и потерей способности отождествлять части с целым. Лишь терапия, рассматривающая личность как целое и не отождествляющее проблему с чем-то, возникающем в какой-либо части, может изменить это. Терапевтический метод должен воссоединить ощущения клиентов в нечто единое, открывая и помогая ему присвоить отвергнутые аспекты его "Я", в частности, телесные аспекты.

Перед терапевтами, интересующимися работой в рамках целостного подхода, возникают две проблемы. Первая - традиционные терапевтические модели, рассматривающие тело и психику как отдельные сущности, причем "Я" (the self or "I") обычно индентифицируется с психическим функционированием. Или психику лечат с помощью вербальной терапии, или тело с помощью физической терапии. И в том, и в другом случае происходит разделение личности на части, и подобные методы не могут излечить разрыв, происходящий при условиях, которые мы надеемся устранить.

Во-вторых, люди попадают к терапевту с различными "дистанциями между их чувством себя и их телесным процессом, а также с разной степенью приближения к их телесному опыту. Терапевтам необходимо достичь понимания того, что значит подойти к личности как к целому и определить, что нужно вернуть из того, что было разделено на части и отчуждено, и способствовать интеграции частей в целостную, функционирующую личность.

Ориентации на личность.

Традиционно целью психотерапии являлось влияние на психику, как на нечто отдельное от тела, и результатом этого было усиление внимания к преимущественно вербальной методологии, но она никогда не была целостной. Телесно-ориентированная психотерапия, образовавшаяся из сплава и комбинации разнообразных, зачастую несоизмеримых подходов, признающих важность человеческих потенциальных движений, по крайней мере, формально была близка к понятию целостности (holism). Теперь же мы столкнулись с проблемой выделения подобных влияний на философию и методику.

Недавнее резюме (Kogan, 1980) описывает по меньшей мере 15 различных подходов, грубо определенных как "работа с телом", некоторые из которых являются чисто психотерапевтическими по своей цели, а другие более точно описаны как физические терапии, главной целью которых становятся телесное здоровье. С одной стороны, мы имеем чисто психофизические подходы, такие как терапия Райха (Reich, 1942-1945\1972; Baker, 1967), неорайхианские терапии (Lowen.1958: Kelly.1976: Keleman,1979,1985) и гештальт терапия (Perls, 1947/1969: Perls et al, 1951): а с другой стороны - преимущественно физические терапии, такие как рольфинг (Rolf ,1977), метод Фельденкрайза (Feldenkrais, 1972) и техника Александера (Alexander,1971).

Сюда можно добавить практику комбинированных методов, таких как метод Дарбона (Darbonne, 1976), соединение рольфинга, биоэнергетики и гештальт-терапии, или метод Рубенфельда (Rubenfeld, 1984), комбинацию техники Александера, метода Фельденкрайза и гештальт-терапии, и метод Меля (Miel,1981), объединяющий гипноз и прикладную кинесиологию.

Все эти методы претендуют называться целостными, и часто таковыми кажутся, - по крайней мере, их главное убеждение состоит в том, что процессы, относимые к телу, и процессы, относимые к психике, определенным образом связаны. Но говорить о личности, как о составленной из соединенных частей вовсе не то же самое, что говорить о ней как о целом; и также использование объединенного вербального и физического вмешательства не приводит к появлению интегрированной терапии. Что же на самом деле означает целостный подход и что делает терапию единым психофизическим подходом?

В этой главе будут обсуждаться проблемы и трудности в понимании и работе с личностью как с единым целым, а не как с состоящей из разделенных, но взаимосвязанных частей. Будет выделен развивающийся процесс целостной интервенции, который признает права всех частей личности, при этом подчеркивается путь, по которому эти части формируют целостную личность.

Личность как части.

Наука XIX века рассматривала Вселенную как собрание связанных, но четко разделенных частей и частиц, каждая из которых могла быть изучена и понята отдельно. (Bohm.1980). Большинство систем психотерапии и терапии тела придерживаются противоположенной точки зрения и рассматривают личность, как состоящую из сплава частей. С этой точки зрения целое равно сумме его частей. Если личность представляет собой сумму отдельных частей, то, следовательно, каждая из этих частей может быть отделена от целого и рассмотрена, как определенное дополняющее единство.

Эта психотерапевтическая модель рассматривает личность, как состоящую из двух главных "типов частей" - тела, которое сделано из органов, клеток и т.д. и психики, которая состоит из сознательного и бессознательного, или "Я" и "Это" (это зависит от определенной "теории психики", которой вы отдаете предпочтение), что в комплексе составит личность. В большинстве случаев "Я" отождествляется с психикой, которая находится в теле. Эти части рассматриваются как отдельные и не связанные между собой владения, хотя они могут случайно влиять друг на друга. Например, такие телесные явления, как физическая травма или болезнь, могут повлиять на психику, вызывая депрессию, или психические стрессы могут повлиять на тело, вызывая высокое кровяное давление, психосоматические или соматические явления рассматриваются как функции случайных взаимодействий между двумя четко отделенными друг от друга владениями. В мире существуют три основные ветви теории "личность, как части": монизм, дуализм и параллелелизм. Каждое реализуется, в соответствии с системой убеждений, в различных терапевтических подходах. С монистической точки зрения психика - это не более, чем продукт электрофизической химии в мозге, т.е. личность приравнивается к функционированию органов, и проблемы решаются излечиванием соответствующих органов. Этот взгляд привел к появлению современного химиотерапевтического подхода к лечению (биологическая психиатрия), но обсуждаться здесь этот подход не будет, т.к. он не видит пользы в психотерапии для того, что он считает медицинскими проблемами.

В дуализме владения психика и тело полностью отделены друг от Друга, и каждое требует лечения в соответствии с их особенностями; вербальная терапия для психических проблем, а физиотерапия - для телесных недомоганий. В некоторых дуалистических подходах за этими отдельными владениями признается возможность влияния друг на друга, но правильное лечение в области, где кроются "настоящие проблемы", считается наиболее желательным подходом. Я определяю этот подход к лечению, который возникает из дуалистической модели, как "исключающий" (singular) подход.

В параллелистской модели владения тела и психики считаются раздельными, но связанными воедино, т.е. одно неизбежно влияет на другое, завися от степени связанности этих частей, проблемы в одной области ведут за собой изменения функционирования другой, и изменение в одной сфере вызывает реакцию в другой. В параллелизме, например, психологический стресс рассматривается, как фактор, влияющий на тело, вызывая физиологическое возбуждение; соматические проблемы могут представлять собой эмоциональные конфликты, или телесное недомогание может вызывать психическую депрессию. Если личность - это набор связанных, но разделенных частей, то тогда каждая часть может быть излечена отдельно, но с пониманием того, что изменения в одной области могут повлиять на другую по причине их тесной связи. Я назвал этот подход к лечению "чередующим" (alternating) методом.

Исключающие подходы.

Большинство терапий, будь то психотерапия или физиотерапия, традиционно утверждают "исключающий подход к личности, в философии ли, в методике ли, или в обеих областях. Психологические терапии, такие как психоанализ (Фрейд,1938), клиент-центрированный подход (Роджерс, 1951) и рационально-эмотивная терапия (Эллис,1962, Эллис и Харпер.1968) используют средства почти исключительно вербальные. Практикующие врачи отождествляют изменения с психическими процессами или структурами. В зависимости от того, насколько телесные процессы связаны с психологическими процессами, как при психосоматических проблемах (физические явления, причиной которых является психика) физические процессы часто рассматриваются как эпифеномены - связанные, но отделенные от лежащих в основе психических явлений.

Такие крайние по форме многочисленные терапии тела, как структурная интеграция (Рольф, 1977), техника Александера (Александер, 1971) и техника Фельденкрайза (Фельденкрайз, 1972) и другие соматические подходы признают вклад психологических процессов в развитие телесного напряжения и нарушение позы.

Однако нет формальной методологии работы с психологическими процессами или связывания их с соматической работой. Как и традиционные психологические, эти соматические подходы обращаются с физическим как с существенно отделенным от психического.

Поскольку считается, что личность состоит из отдельных частей, и что только один аспект личности проблематичен, исключающий подход кажется правильным. Когда болит тело, вы лечите его соматическим методом и стараетесь как можно меньше внимания обращать на психологический аспект. Когда расстроилась психика, вы лечите ее вербальным методом, и физические проблемы решаются, когда психические решены.

Если посмотреть на личность с целостной точки зрения, исключающий подход представит некоторые философские и методологические дилеммы. Первая состоит в том, что исключающий подход, поскольку он обращен только к одному аспекту личности, к части целого, способствует обособлению и разрыву "Я". Такой источник дисбаланса в организме, когда важная часть личности оказывается неспособной к функционированию, скорее утверждается, чем излечивается, даже когда психотерапия вербально обращается к соматическому феномену, интерпретируя соматический симптом, как психологический конфликт, недостаток соматической методологии (прямой работы с телом) оставляет личность с чувством, что части его "Я" линейно связаны: психические конфликты являются причиной физических симптомов скорее чем органическая дилемма, имеющая различные проявления. Бертон (Berton) и Хеллер (Heller, 1964) описывают эту дилемму в своих рассуждениях о теле и психоанализе:

Тело в психоанализе в конечном счете становится вместилищем комплексов, в лучшем случае, и, и помехой психоанализу из-за этих комплексов - в худшем. Оно становится на пути у анализа, и если оно страдает от боли, оно должно быть отнесено к чему-либо, или сама боль должна стать предметом анализа. Таким образом, сегодня мы имеем, да простят мне подобную метафору, анализ всего комплекса, освобожденного от бремени тела... И наказанием за это часто бывает сужение комплекса, помимо ухудшения здоровья пациента. Раз тело не является частью лечения, то оно ему и не подлежит... и ни психика, ни тело сами по себе недостаточны, чтобы составить современного человека как целое (стр. 125).

Когда нет ясного метода объединения психологических и физических явлений, клиенту легче обособить телесные и психические сегменты, как это и делают терапевты, когда стараются разобраться в клиенте.

Некоторые исключающие подходы признают взаимосвязь, хотя и не подлинную целостность, тела и психики. Такое признание исходит из убеждения во взаимосвязи между структурой и функцией. Например, с психологической точки зрения, если вы измените психологические процессы (конфликт или защиту), то вы измените и соматическую структуру, зависящую от них. С соматической точки зрения, если вы измените структуру (тело), то вы измените и функции (психологические), зависящие от нее. Эта предпосылка - структура/функция - подробно описывается во многих соматических терапиях (Рольф, 1977; Барлоу, 1973; Фельденкрайз, 1972; Файтус, 1978) и подразумевается в пути, по которому многие исключающие подходы и психотерапии понимают соматические жалобы и обращаются к ним.

Наиболее общий пример структурно-функциональной зависимости в этих соматических терапиях - пример позы и психического отношения человека, находящегося в депрессии. Если вы измените вялую, согнувшуюся позу, клиент будет чувствовать себя менее угнетенным - функция следует за структурой. Если бы лечение депрессии заключалось лишь в том, чтобы обучить клиента более удобным позам, то не было бы никакой нужды в какой бы ни было терапии, угнетенный человек не может поддерживать неугнетенное физическое или психическое состояние, пока подавленные элементы его "Я" (self) не будут проявлены и чувства, которые подавлялись, не освободятся и не заявят о себе. Таким образом, психодинамическое исследование конфликта и подавленности, следы которых находят отражение в депрессии клиента, не всегда улучшают неровное дыхание и искаженную позу, что с целостной точки зрения является неотъемлемым признаком депрессии. Клиенту будет легче вернуться к эмоциональной модели, поскольку физическая модель все же существует и стремится формировать восприятие и чувства.

Я вовсе не хочу сказать, что не существует связи между телесной структурой и организмическими функциями. В самом деле, если бы это было не так, то не было бы никакого смысла писать книгу, в которой исследуется важность телесных явлений в терапии. Многие психотерапевты видели, что клиенты решали некоторые насущные проблемы, и наблюдали, как менялась поза клиента, его дыхание и его манера поведения. Также многие терапевты были свидетелями того, как возврат равновесия позы улучшал психическое состояние и отношение клиента. Я не хочу сказать, что подобные вещи не случаются, но только то, что такие изменения основываются не на случайных связях одной части с другой (психики с телом или тела с психикой), но на том, что все эти аспекты личности - одно целое. Если условия способствуют объединению этих частей, то тогда происходит изменение всего, но если условия не способствуют этому, то изменение структура-функция или функция-структура не происходит или длиться мгновение. У исключающих подходов нет пути восстановления отношений структура-функция как целого с целью предотвращения изоляции этих частей. Исключающий подход стремится взглянуть на отношения структура-функция как на линейные и идущие в одном направлении.

Для человека, прошедшего через различные терапии, не будет необычным не обнаружить никаких изменений в эмоциональной жизни. Зачастую он не способен сохранить его позиционные и мускульные организационные изменения, поскольку он не определил место этих физических аспектов в своей эмоциональной жизни, также существуют люди, прошедшие экстенсивную психотерапию, чьи обычные телесные отношения все еще препятствуют инсайту воплотиться в их поведение и взаимодействия.

Чередующие подходы.

Одной из альтернатив в создавшейся дилемме исключающих подходов, является отдание должного уместности соматического и психологического аспектов личности при изменении физических и психологических методов терапии. Каждый, кто испытал чувство телесных изменений и освобождения в телесно-ориентированных искусствах, знает им цену. Подобным образом разрешение длительного эмоционального конфликта или изменение восприятия самого себя, что является результатом психотерапевтической работы, могут утверждать важность такого образа развития. Не разумнее ли будет найти способ объединить эти два метода и тем самым стать способным к работе по интеграции личности? Это было естественным направлением для многих психотерапевтов, изучавших соматические подходы, и для практикующих врачей, изучавших искусство терапии.

Одним из способов объединения психической и физической работы  является чередование этих типов вмешательства. Эта точка зрения часто характеризуется словом "и", например, биоэнергетика и гештальт терапия и рольфинг (Дарбонн, 1976); рольфинг и терапия фантазии (Шутц и Тернер, 1977); или техника Фельденкрайза и психотерапия. Терапевт работает с помощью вербальной терапии, а затем с помощью телесно-ориентированного подхода, пытаясь обратиться и к психическому, и к физическому элементам опыта и функционирования клиента.

Такое чередование подходов может появиться внутри одной терапевтической сессии или в совершенно разных сессиях, и даже с разными терапевтами. В чередующей работе нет совпадения методов, их используют в разное время, и не делаются даже попытки работать одновременно и с телесными, и с психологическими процессами, как с единым целым. Каждому методу свое время. Как говорит Дарбонн (1976) в своей статье о комбинировании рольфинга и гештальт-терапии, "в течение сессии рольфинга я не прерываюсь ради использования психотерапии".

Проблема чередующего подхода состоит в том, что с тех пор, как существует четкое разграничение между соматической и психологической работой, чувство разорванности может усилиться. Есть физическая и есть психологическая работа, и хотя кажется, что они связаны, они рассматриваются и используются отдельно. Неразрывность психических и физических процессов не может быть полностью отражена, когда рабочий метод обращен к одному аспекту личности в определенное время. Настоящий смысл единства нашего существования трудно ощутить, когда работа с телом ведется в одно время, а психологическая работа - в другое.

Как и прежде это не означает, что интеграция (чувство себя как целого) не достигается в чередующем подходе (см., например, у Шутца и Тернера, 1977), однако эта интеграция зависит от определенных способностей клиента, которые терапевт не может автоматически предположить. Процесс отвержения и как результат обособление, разрыв частей "Я", часто разрушают переход от одного метода к другому. С клиентами, которые не так явно отделены от своего тела или когнитивных процессов, такой переход может осуществиться. С другими чувство разъединения может скорее усилиться, чем излечиться вследствие перехода от одного вида работы к другому, потому что этому методу не свойственны функции "строения мостов". К тому же, с тех пор, как эти терапии используются без необходимости методологического и философского согласования друг с другом, клиенты могут получать противоречивый опыт.

Послойный подход. Связывание частей.

Послойный подход включает совпадение использования телесных подходов, скажем, технику Фельденкрайза или рольфинг и психотерапевтический метод. Этот подход не так четко обрисован в литературе, но он ясно виден в реальной работе психотерапевтов, послойный подход занимает промежуточное положение между работой с "личностью, как с частями" и работой с "личностью как целым".

Послойность сначала кажется объединением. Терапевт может инициировать диалог с клиентом и развивать его в соответствии с работой гештальт-терапии с полярностями, например, диалог между частями "Я". Одновременно терапевт работает над присвоением тела клиента и помогает уменьшить мускульное напряжение, работа представляет собой изящный дуэт, два параллельных, но разных голоса образуют общую мелодическую линию, физический и психологический методы остаются отдельными голосами, хотя работают вместе. Для неопытного глаза работа кажется объединенной, и временами она действительно может таковой быть, но для изощренного глаза ясна граница между соматическими и психологическими процессами.

Несмотря на изящный дуэт, послойная работа продолжает рассматривать личность, как состоящую из отдельных элементов. Как и в чередующем подходе, виден некоторый разрыв между методами, нарушающий единство физических и психологических процессов Можно осуществлять одновременно физическую и психологическую работы, которые не имеют общей темы и не переплетаются с опытом клиента ,-точно так же, как когда вы сидите в парикмахерской и ведете разговор р погоде, в то время, как вам подстригают волосы. Совпадение методов не гарантирует совпадения опыта. Может быть, именно едва неуловимое несовпадение ощущения клиентом телесного "Я" и его "думающего Я" и разрушает интеграцию "Я" как целого.

Как было упомянуто выше, способность к обновлению работы с телом и психологической работы также содействует разделению "Я". Мы часто чувствуем свое тело объектом, а не своим "Я". И что бы то ни происходило с телом, когда оно осознанно ощущается и переживается, это легко отделяет его от "Я" (Self). Послойная работа не обращается к процессам раскола и к рассмотрению тела как объекта, и тем самым не обладает методом восполнения между слоями работы.

Другая потенциальная проблема послойного подхода состоит в том, что физический и психологический методы могут происходить из разных теоретических и философских источников. Например, клиент-центрированная терапия (Роджерс, 1951) и транзактный анализ (Берн, 1964) не включают ясного понимания телесных феноменов в свою теорию и метод. Использование этих подходов вместо с телесными методами привело бы к сохранению слоев физической и психологической работы параллельными и разъединенными. Нет ясного понимания важности или связи телесных феноменов и эмоциональных процессов, и это означает, что нет методологически ясного пути всех слоев работы.

Хуже того, последний подход не исключает использования двух методов, противоречащих друг другу: философский и теоретический. Например, гештальт-терапия и рольфинг по-разному смотрят на природу напряжения как сопротивления. Это справедливо и по отношению к райхианской и гештальт-терапии, которые часто используются вместе (обычно Райхианская техника используется как телесный компонент, а гештальт-терапия как вербальный), но их взгляды на личность резко расходятся.

Эти два несовместимых подхода означают, что :

1) либо терапевт должен игнорировать разницу между ними и тем самым поставить клиента в затруднительное положение, например, разница между райхианским взглядом и взглядом гештальт-терапии состоит в том, что первый стремится снять сопротивление, а второй, напротив, считает его необходимым;

2) либо терапевт должен основательно изменить один из подходов, чтобы ничем не походил на исходный. Таким образом, можно законным путем чередовать рольфинг и гештальт-терапию, но только если кто-то решается использовать их вместе, то он либо не должен будет строго придерживаться теории и духа рольфинга, либо теории и духа гештальт-терапии, или обоих. По настоящему объединенный подход стремится к целостности и в методологии и во взгляде на личность. Личность как целое.

Целостный взгляд основан на том принципе, что целое - это нечто большее, чем сумма его слагаемых, или отличается от нее. Целое - это не просто результат срастания частей, но, скорее, ему присуща особая целостность, структура и интеграция частей. Например, слово состоит из частей, называемых буквами, которые могут состоять отдельно, но слово, сформированное из букв, это целое само по себе, и существенно отличается от простого набора букв. Оно имеет особый порядок и форму. Также и большее по размеру целое - предложение, состоящее из слов, - не просто эффект сложения набора слов, но оно имеет свое собственное значение благодаря своей структуре. Те же слова могут составить другое предложение с совершенно другим значением, совершенно новое целое, и каждое целое - это нечто большее, чем сумма его частей.

В человеческой сфере принцип целостности призывает нас взглянуть на личность в ином свете, отличном от того, который превалирует в культуре и науке. С точки зрения традиционной дуалистической перспективы, мы определяем "личность" как набор частей, собранных вместе; тело, которое само - собрание частей, в нем находится психика, так же состоящая из частей (например, эго, ид, супер-эго, или Я-концепция, Персона и т.д.). Как китайский ящик, тело содержит психику, которая содержит "Я"- и т.д.

Рассматривать личность как целое, большее, чем сумма его частей, - значит рассматривать личность во всех ее частях: тело, психика, мышление, чувства, воображение, движение и т.д.; но это не то же самое, что рассматривать каждую часть отдельно. Это интегрированное функционирование различных аспектов целого, во времени и пространстве, что и есть личность. С этой точки зрения считать один аспект личности исключительной причиной возникновения проблемы - значит искусственно разделять то, что на самом деле - функционирующее единство.

Целостный подход.

Целостный (integrated), или холистический, подход к личности старается взглянуть на любой процесс (такие как конфликт, жизненная тема, физический симптом) как на часть большого целого, которое включает соматические и физиологические аспекты. Любое психологическое явление (например, конфликт между частями "Я", эмоциональная травма, незаконченное взаимодействие) есть часть большого гештальта, которое включает физическое выражение этой дилеммы (например, паттерн, напряжение, манера поддерживания тела, задержка дыхания). Любой соматический симптом, такой как хроническое напряжение или искажение позы, - есть выражение большого целого, включающее психологическую дилемму и являющееся частью его выражения. Обратите внимание на употребление слов "включает" ("includes") и "часть" вместо "порождается" ("caused by") и "причина". Классический психосоматический взгляд, существующий в психиатрии, заключается в убеждении, что психиатрический конфликт является причиной физических симптомов. Целостный подход рассматривает и то и другое как единое выражение "Я" или, в терминах гештальт-терапии, организма.

В отношении метода целостный подход нацелен на совмещение всех аспектов личности так, чтобы личность могла почувствовать себя единым организмом, а не смешением частей. С этой точки зрения терапевтическая техника не должна разрывать личность, рассматривая какой-либо один аспект личности как непременно отличающийся от других.

Более определенно, в целостной терапии:

- Психологические процессы, будучи вербализованы - например, конфликты или убеждения - явно связаны со своими телесными выражениями.

- Физические процессы, такие как позы, мышечный панцырь и соматические нарушения, рассматриваются как значимые выражения личности.

- И физические, и психологические процессы рассматриваются как аспекты одного целого

- личность/организм; деление на части внутри каждого владения - предмет терапевтического рассмотрения. Терапевтическая техника стремится вернуть ощущение себя как целого и восстановить единство частей.

Давайте рассмотрим несколько примеров. Возьмем случай, когда у клиента возник дискомфорт в сексуальной сфере. Терапевт, приверженец исключающего подхода, может рассматривать негибкость контроля супер-эго клиента или его иррациональные убеждения, касающиеся секса. Соматичевский терапевт может сосредоточить внимание на снятии напряжения в области таза клиента. В целостной терапии, однако, напряжения в области таза и сдерживание противоположных движений и дыхания, и убеждения и конфликты внутри личности видятся идентичными. Сексуальные конфликты включают обе сферы: и физическое напряжение и психические конфликты. В целостной терапевтической работе эти две вещи объединены вместе и излечиваются как функциональное целое, причем внимание уделяется тому пути, по которому этот конфликт становится чем-то между "Я" и телом, т.е. определяется отражение телесных аспектов "Я".

Также физические симптомы, такие как напряжения в области плеч, являются частью целого, включающего и психологический контекст. Например, такое напряжение может сдерживать за спиной руки, чтобы клиент не поддавался импульсу оттолкнуть кого-либо и установить границы. Терапевтическая работа помочь не только преодолеть это напряжение в плечах, но и соединить это напряжение с убеждением: "Я не должен настаивать на моем желании оттолкнуть" и осуществлять работу с помощью незавершенной ситуации, которая вызывает в клиенте страх и напряжение, освобождая его руки для агрессивного движения. Под связью я подразумеваю не только интеллектуальное понимание или интерпретацию, но переживания в настоящий момент обоюдного единства, целостности, напряжения в плечах и страха утверждения своих прав. Пренебречь напряжением и работать только с убеждениями - значит пренебречь целым и оставить опыт клиента разделенным и не связанным.

Интеграция как процесс развития

Возможно, что читателю уже стало ясно, что хотя и желаемые с философской точки зрения, условия, необходимые для целостной работы, часто не существуют для многих людей, проходящих индивидуальную терапию. Как ранее подчеркивалось в этой книге, начальная ситуация для многих из нас, клиентов и терапевтов - это осуществление нашего существования как фрагментарного или отождествленного с разными частями до такой степени, что понимание себя как целого, и тем самым возможность целостной работы, едва ли могут появиться на начальном этапе терапии. Именно ощущение себя разделенным на части заставляет нас обратиться к терапии. Так, хотя наша точка зрения заключается в том, что личность - это целое, она далека от исходного положения терапии в отношении чувства себя.

Даже целостный подход должен начинаться в существующих условиях ощущения себя состоящим из частей и способствовать осознанию этих частей и того, как они отделены от целого, а также способствовать объединению ощущений клиента в ощущение себя как целого.

Целостность не может быть передана терапевтом с помощью теоретического положения, ей нельзя "научить", подобно тому, как учат идеям и понятиям (Перлз и др., 1951).

Предмет нашего спора не в том, что эти концепции "тело-психика"- обычные ошибки, которые могут быть исправлены конкурирующими гипотезами и проверками; или что они - лишь семантические аномалии. Скорее, они даны в непосредственном опыте определенного сорта и могут утратить свою остроту и очевидный вес, только если изменятся условия этого опыта.

Терапия - это процесс развития, в котором мы должны создавать условия, необходимы для продвижения вперед к ощущению целостности.

Определенная основа должна существовать для того, чтобы стал возможным такой высокий уровень организменной интеграции. В какой же точке может возникнуть целостная работа? К тому же если мы должны приспосабливать не клиента к терапии, а терапию к клиенту, как мы объясним различия в потребности развития? Интегративную работу можно рассматривать как конечную цель целостной терапии, но не будет ли это неуважением к клиенту - подталкивать его к цели терапевта (интеграции), если потребность в ней ему не ясна? Объединяющая терапевтическая работа требует ряда условий, чтобы быть возможной и существенной:

1) Достаточная степень осознавания тела. Без адекватного осознавания тела клиент теряет значительную часть данных, которые создают целое, к которому мы стремимся. Степень же, в которой многие из нас препятствуют выражению своих телесных ощущений, совершенно ясна любому терапевту, использующему телесные подходы в терапии. Прежде чем станет возможной объединяющая работа, должны существовать хотя бы несколько ограниченные способности к осознаванию тела.

2) Достаточная степень осознавания связи своего "Я" с текущими проблемами жизни. Без чувства воплощенности психологических явлений в своей жизни интеграция не имеет основания, например, если у меня нет ощущения тех главных явлений, с которыми я сталкиваюсь, чувства воплощенности моей личной истории в моем настоящем функционировании и соответствие моего функционирования в данный момент тому, что я представляю собой как личность, то тогда нет того, что можно связать с телесными процессами. Я должен признать, что все беды в сегодняшней жизни не случаются со мной, но имеют нечто общее с тем, что я такое, как я отношусь к миру.

3) Основное убеждение в связанности телесных процессов и психологических явлений. Когда развивается осознание тела и психологического функционирования, обособление этих двух частей должно постепенно исчезать. Должна существовать базовая вера в связь этих двух вещей, чтобы привести клиента к интеграции высокого уровня. В то время как некоторые люди, проходящие терапию, могут уже ощутить некоторую степень объединения, для большинства это трудно достижимо. Это строится из маленьких связок, накапливающихся в процессе терапевтических экспериментов, т.е. вне ощущений клиента происходит воссоединение разлома между физическим и психическим процессами.

Исходя из общего принципа, что личность это целое, и что терапия это процесс развития условий переживания себя как целого, мы можем теперь рассматривать чередующий, послойный и целостный подходы скорее как стадии процесса развития, а не как отдельные метод. Таким образом, терапевт может использовать исключающий, чередующий или послойный подход для создания фундамента интеграции, то есть как подходящий для определенных ступеней развития, а не как находящиеся в противоречии в интеграции (если предположить, что измененные и объединенные эти методы совместимы в теории, философии и применении).

Также, терапевт может считать философию и конечную цель целостной работы основными принципами, не теряя такого клиента, какой он есть; таким образом, мы можем определить степень интеграции каждого и помочь приспособиться к обстоятельствам жизни, а не критиковать недостаточную интеграцию клиента. Благодаря этим принципам и наша философия и наш подход позволяет нам постичь других и подойти к ним и к себе как к целому.


Опубликовал: therapistКомментарии(0)

Поделись с друзьями!

Комментарии

Добавить комментарий

  • Имя Фамилия:
  • E-Mail:
  • Заголовок:
  • Текст (255 символов):

Полезные ссылки:

Рубрикатор книг



telo.by - телесно-ориентированная терапия, энергоинформационная медицина

Методика оздоровления и омоложения Анкхара

Rasstanovki.by - системные расстановки по методу Берта Хеллингера. Семейные, структурные, организационные расстановки.
Рейтинг@Mail.ru