Статьи

Главная » Психология. Всякая вс... » Роль эмоций в организ...

20.01.10Роль эмоций в организации поведения

Роль эмоций в организации поведения

Под эмоциями подразумевают субъективные реакции животных и человека на внутренние и внешние раздражения, проявляющиеся в виде удовольствия или неудовольствия, страха, гнева, тоски, радости, надежды, грусти и так далее.

Термин «эмоция» употребляется в разных смыслах, например:

1) для обозначения субъективных ощущений, которые можно изучать только путём непосредственного самонаблюдения (интроспекции);

2) для обозначения экспрессивных проявлений при наблюдении за другими особями;

3) для описания сложного поведения - драки, побега и так далее.

Благодаря эмоциональному возбуждению создаётся эмоциональная окраска текущего поведения, происходит субъективная оценка ситуации.

Если эмоцию рассматривать как форму отражения действительности, как процесс, регулирующий отношения субъекта с внешней средой, то психическое и физиологическое в эмоциях выступает как две стороны единой нервной деятельности.
В эмоциях есть субъективное, но нет идеального, ибо внешний мир отражается не в виде образов, а в виде переживаний субъективных состояний.

На определённом этапе эволюции возникновение ощущений обогащается свойствами переживаемости, и возникает то, что именуют субъективным. Отражение психикой внутреннего состояния организма в виде субъективных переживаний служит предпосылкой возникновения субъективных образов.

Эмоции и мотивации.

До сих пор нет чёткого мнения о том, различаются эти два субъективных состояния организма или отражают просто разные оттенки одного и того же процесса. И.П.Павлов не проводит резкого разграничения между эмоциями и мотивациями и часто употребляет эти термины как синонимы. И эмоции, и мотивации И.П.Павлов рассматривал как проявление функционального состояния мозга в связи с действием раздражителей внешней или внутренней среды.

Один из учеников И.П.Павлова - польский физиолог Ю.М. Конорски, также не находит различий между этими явлениями и считает, что они регулируются единой мозговой системой с помощью драйв-рефлексов, которые подготавливают работу исполнительной системы мозга. Систему, контролирующую эти драйв-рефлексы, он называет эмотивной или мотивационной.

И.С. Бериташвили полагает, что эмоции теснейшим образом связаны с удовлетворением трёх основных потребностей: пищевой, защитной и половой. Он подчёркивает, что не сам по себе голод, а то эмоциональное возбуждение, которое возникает при представлении пищи, является побудительной причиной пищевого поведения. Значит, в основе мотивационной деятельности лежит эмоциональное возбуждение.

Близкое по существу представление выдвинуто П.К. Анохиным, который считает, что мотивационное возбуждение сопровождается эмоциональными отрицательными состояниями (жажды, голода, страха), которые и мобилизуют организм к быстрому и оптимальному удовлетворению потребности. Удовлетворённая потребность сопровождается положительной эмоцией, которая и выступает как конечный подкрепляющий фактор.

Д. Биндра развивает концепцию об общности нейрофизиологического содержания мотиваций и эмоций. Не найдя различий между этими явлениями, Биндра выдвигает концепцию о «центральном мотивационном состоянии», возникающем в результате побудительных внешних или внутренних стимулов. Это состояние формирует избирательное внимание к определённому классу побудительных стимулов.

Другие исследователи разграничивают мотивации и эмоции. П. Юнг считает, что эмоция берёт начало в психологической ситуации, но не является результатом внутриорганизменных сдвигов, побуждающих, например, к удовлетворению голода. П.В. Симонов полагает, что эмоции представляют собой самостоятельный мозговой механизм, играющий специфическую роль в организации поведения.

А.В. Вальдман придерживается мнения, что эмоции индуцируются преимущественно внешними, а мотивация – внутренними стимулами. Мотивационное поведение имеет организованный характер, а эмоциональное – не организовано. Эмоции имеют психогенную природу, а мотивации – эндогенно-метаболическую. Эмоция возникает на базе сильной мотивации, если существуют затруднения в её удовлетворении. Эмоция может возникать как следствие возникновения мотивов, конфликта в планах их осуществления. Эмоции соответствуют такому снижению уровня адаптивных возможностей организма, которое наступает, когда мотивация является слишком сильной по сравнению с реальными возможностями субъекта. Значит, существует оптимум мотивации, за пределами которого возникает эмоциональное поведение.

Теории эмоций.

Ч.Дарвин создал биологическую концепцию эмоций, основанную на сравнительном исследовании эмоциональных выразительных движений у млекопитающих. Эти движения рассматривались как рудимент целесообразных инстинктивных действий, сохраняющих в какой-то степени свой биологический смысл и вместе с тем выступающих в качестве биологически значимых сигналов для особей не только своего, но и других видов. Эти выразительные движения (гнев, страх, радость) и особенно мимические реакции относились к врождённым проявлениям эмоций.

Согласно теории П.К. Анохина эмоции возникли в эволюции как субъективные ощущения, позволяющие животному и человеку быстро оценивать различные внутренние потребности, действие на организм внешних факторов, результаты поведенческой деятельности и, наконец, удовлетворение внутренних потребностей. Как правило, любая потребность сопровождается эмоциональным переживанием отрицательного характера. Оно стимулирует животное и человека к активной деятельности, направленной на удовлетворение данной потребности. Удовлетворение любой потребности сопровождается эмоциональным переживанием положительного характера, то есть вызывает чувство удовлетворения и санкционирует успех поведенческой деятельности.

Ассоциированная с успешным завершением действия положительная эмоция закрепляется в памяти и начинает выполнять важную роль в механизмах формирования целенаправленной деятельности.

Неоднократное удовлетворение потребности, окрашенное положительной эмоцией, способствует обучению соответствующей деятельности, а повторные неудачи в получении запрограммированного результата вызывают торможение неэффективной деятельности и поиски новых более успешных способов достижения цели. Эмоциональные воздействия усиливают, удлиняют и углубляют фиксацию следов от раздражений, что помогает адекватному реагированию на внешние сигналы.

В прошлом известной популярностью пользовалась так называемая периферическая теория эмоций Джеймса-Ланге. Согласно этой теории эмоция является вторичным явлением, основанным на приходящих в мозг сигналах об изменениях в мышцах, сосудах, внутренних органах при выполнении поведенческого акта, вызванного эффективным раздражителем. Суть своей теории Джеймс выразил формулой: «Мы чувствуем печаль, потому что плачем, мы боимся, потому что дрожим». Причём каждый вид эмоционального переживания жёстко детерминирован определённым набором вегетативных реакций.

В качестве противопоставления «периферической» теории был предложен ряд «центральных» теорий эмоций. В. Кеннон и В. Бард выдвинули таламическую теорию эмоций, который помещает первичный аппарат для проявления эмоций в таламус. Таламические эмоциогенные центры испытывают тормозящее влияние коры головного мозга и немедленно дают разряд, как только освобождаются от кортикальных влияний. При этом условии ощущение получает определённую эмоциональную окраску. Эти же процессы являются причиной эмоциональных выразительных движений. Таким образом, таламус рассматривается как резервуар эмоционального напряжения.

Под влиянием новых факторов всё большую силу и убедительность приобрела лимбическая теория. Хорошо известный синдром Клювера-Бьюси, выражающийся в снижении эмоциональной реактивности, наблюдался у обезьян после разрушения некоторых глубоких структур мозга: грушевидной доли, миндалины, гиппокампа. Такой же синдром «послушного поведения и бесстрашия» наблюдался у больных с поражениями височных отделов коры и подлежащих глубоких структур мозга.

П. Мак Лин предложил теорию «лимбической системы», или «висцерального мозга», куда он включил ряд корковых, подкорковых и стволовых структур, обладающих общими конструктивными и функциональными свойствами. По мнению П.Мак Лина, лимбическая система получает информацию от внутренних органов и интерпретирует её в «терминах эмоций», то есть организует эмоциональное возбуждение и экспрессии. П.Мак Лин резюмировал свою теорию так: различия между новой корой и лимбической системой такое же, как различие между «мы чувствуем» (лимбическая система) и «мы знаем» (неокортекс).

Широкое использование электроэнцефалографии в изучении мозга привело к открытию неспецифических функций ретикулярной формации ствола и других отделов мозга. С этим периодом тесно увязано появление активационной теории эмоций Д.Б.Линдслея, которая приписывала основную эмоциогенную функцию активирующей ретикулярной системе ствола мозга.

Выраженная эмоциональная реакция возникает лишь при диффузной активации коры с одновременным включением гипоталамических центров промежуточного мозга. Основным же условием появления эмоциональных реакций является наличие активирующих влияний из ретикулярной формации при ослаблении коркового контроля за глубокими структурами мозга и лимбической системы.

В.Р. Гесс на основании метода раздражения составил карты подкорковы эмоционально-мотивационных зон при раздражении гипоталамуса, а Е.Бовард, развив эти исследования, предположил существование двух реципрокных гипоталамических эмоциональных систем: эмоционально-положительной в передних и латеральных ядрах гипоталамуса и эмоционально-отрицательной – в задних и медиальных его отделах.

А.В. Вальдман высказывается в пользу отсутствия строгой «жёсткой» связи определённого типа эмоций с конкретными морфологическими аппаратами мозга. Эмоциональная реакция при стимуляции мозга – это производное многих внутренних и внешних факторов. Поэтому эмоции как психические функции не являются строго фиксированной в мозговых системах формой поведения, а базируются как на врождённых, так и на приобретённых механизмах. Следовательно попытка топографического распределения эмоций в головном мозгу, как и других психических функций, является отголоском локализационизма. В этой связи вопрос о субстратах эмоций теряет смысл, если исследователь не дифференцирует субстрат «эмоционального переживания», структуры, связанные с «выражением эмоций», и системы, осуществляющие «запуск» эмоциональных реакций.

Поэтому предлагается различать «эмоциональное состояние» от «эмоциональных реакций» даже у животных. Под эмоциональным состоянием понимается субъективное переживание, отражающее отношение данного индивидуума к окружающему миру и к самому себе.

Возникающие же параллельно изменения в соматичекой и висцеральной сфере, которые сопровождают эмоциональное состояние, обозначаются как эмоциональное выражение (или выражение эмоции).

Эмоции как формы психического состояния вовсе не обязательно должны быть сопряжены с действием. Длительность проявления, инертность эмоционального состояния – одна из характерных свойств эмоций. Человек может переживать сильные эмоции, не совершая никаких действий путём их волевого торможения. При этом, однако, вегетативные компоненты эмоций обычно не удаётся подавить, так как они мало подвержены произвольной регуляции. Будучи включёнными в обеспечение доминантного характера действия, эмоции могут включаться во все звенья условно-рефлекторного процесса, выступая в качестве условного сигнала или компонента центрального замыкательного механизма, или фактора подкрепления, или, наконец, полноправный компонент ассоциативного процесса.

П.В. Симонов пытается объединить потребностно-мотивационный и информационный факторы генеза эмоций, понимая под эмоциями отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности и вероятности её удовлетворения, которую субъект непроизвольно оценивает не основе генетического и ранее приобретённого индивидуального опыта.

С физиологической точки зрения эмоция – активное состояние системы специализированных мозговых структур, побуждающее изменить поведение в направлении минимизации или максимизации этого состояния.

В этом заключается регулирующая функция эмоций. Регулирующая функция эмоций особенно ярко обнаруживается при конкуренции мотиваций, при выделении доминирующей потребности. Такова борьба между страхом и чувством долга, между страхом и стыдом и прочее.

Своеобразной и весьма существенной функцией эмоций является их подкрепляющая функция, ибо сами эмоции могут выступать в качестве безусловного подкрепления. Было отмечено, что у крыс не удаётся выработать инструментальный условный рефлекс, если пищу вводили непосредственно в желудок через канюлю. Но этот же рефлекс легко вырабатывается, если к вводимой в желудок пище подмешивается морфин, быстро вызывающий у животного положительное эмоциональное состояние. Тот же горький на вкус морфин, введённый через рот, переставал быть подкрепляющим фактором пищевого рефлекса, ибо сопровождался аверсией.

У мышей хорошо вырабатывается инструментальный условный рефлекс нажатия на рычаг, если это действие подкрепляется появлением в клетке другой мыши, немедленно атакуемой «исполнителем».

Таким образом, ни афферентация из полости рта, ни голодовое возбуждение, сами по себе без одновременного сочетания с механизмом генераций положительных эмоций не может выполнить функцию подкрепления при образовании инструментального условного рефлекса. Побуждающими и подкрепляющими факторами могут выступать эмоциональное состояние другой особи того же вида. В динамике социально-исторической эволюции это могло быть биологической основой способности человека к сопереживанию.

Автор: Станислав Пастернак

для сайта therapy.by

 


Опубликовал: PsihoterapevtКомментарии(0)

Поделись с друзьями!

Комментарии

Добавить комментарий

  • Имя Фамилия:
  • E-Mail:
  • Заголовок:
  • Текст (255 символов):

Полезные ссылки:

Рубрикатор книг



telo.by - телесно-ориентированная терапия, энергоинформационная медицина

Методика оздоровления и омоложения Анкхара

Rasstanovki.by - системные расстановки по методу Берта Хеллингера. Семейные, структурные, организационные расстановки.
Рейтинг@Mail.ru